«Однажды так шмякнулась о воду, что после этого весь день кашляла кровью».
«Меня украшает не скромность». Чемпионка по прыжкам в воду Алена Хамулькина — в проекте «Я так люблю»

Неоднократная чемпионка Беларуси по прыжкам в воду Алена Хамулькина — новая героиня проекта «Я так люблю».

— Когда меня просят охарактеризовать себя одним словом, то я не задумываюсь. Я — классная, а временами и просто шикарная 🙂 И точно не скромная.

Все дело в виде спорта, которым занимаюсь. Застенчивые и скромные тут не живут. Вернее, не выживают. Каждый претендент на первенство выходит на старт для того, чтобы доказать соперникам и судьям — лучший именно он. И я не являюсь исключением из правил.

А вообще наш вид невероятный. Ну скажите, кому могут не нравиться красивые люди с идеальными фигурами, которые не только храбро взбираются на десятиметровую высоту, но и сигают оттуда в крошечный водный квадрат. Отмечу особо — без душераздирающих криков. Наоборот, в загадочном и томном молчании, восхищая зрителей бликами бронзовых тел и выделывая при этом массу затейливых элементов.

«Кропотливый труд ради трех секунд полета»

— Вот это люди, а? Хотя, я признаюсь, больше люблю трехметровый трамплин. Он не такой безжизненный и величавый, как вышка. В нем есть душа. И нерв, с которым надо слиться.

Имею в виду наскок — это самая важная часть прыжка, когда надо попасть в ритм колебания трамплина. Если получается, то он вынесет тебя на космическую высоту, и ты ощутишь восторг идеального полета. Это красиво внизу, это волшебно наверху, в этом и есть красота нашего вида спорта. Хотя, конечно, надо не забыть исполнить комбинацию, ибо только за идеальный наскок судьи не поставят высокие баллы 🙂

А для этого требуется ровность и высота прыжка, скорость вращения, точность открытия, идеальная натянутость линий — растяжка должна быть максимальной, без малейших признаков корявости. Ну и, конечно, вертикаль входа — жесткая и идеально ровная.

Надо чувствовать каждую клеточку своего тела и безошибочно определять высоту, на которой находишься, что совсем непросто, когда летишь вниз головой. В общем, нюансов миллион и нам есть чем заняться на тренировках. Большой и кропотливый труд ради трех секунд красивого полета. Но он того точно стоит.

«С детства хотела стать лучшей»

— Влюбилась в прыжки я еще детстве — все из-за моих родителей. Оба они прекрасные спортсмены. Мама еще и прекрасна сама по себе, а папа знаменит своими достижениями — он победитель и неоднократный призер Кубков Европы, вдобавок еще и участник двух Олимпиад.

Характер у обоих нордический и настойчивый. Вначале они сумели заставить работницу загса записать новорожденную Аленой, а затем, когда я немного подросла и захотела стать такой же, как и они, то взяли с меня честное слово, что никогда не стану хныкать и жаловаться на тяжелые тренировки. «Потому что без них чемпионкой не станешь». А я с детства хотела стать лучшей. Выходить и прыгать так, чтобы зрители восторженно гудели и аплодировали, что есть сил.

Все, как у родителей. Они-то ведь после спорта колесили по миру, а я с ними — ни одно выступление не проходило без моих глаз. Сама стала пробовать прыгать в Австралии.

Там же начала ходить на балет. Просто, чтобы сравнить ощущения. Победили прыжки — в них был азарт и драйв. Ну и мама, ставшая моим тренером. Это стало первым настоящим испытанием в спорте — я несколько лет не могла отделить моего тренера в бассейне от мамы в нашем доме.

«Если бы я выиграла Олимпиаду…»

— С другой стороны, мама знала меня, как никто. Потому, наверное, и результат не заставил себя долго ждать — в 15 лет я стала победительницей юношеского чемпионата Европы на трехметровом трамплине. А еще через два года выиграла серебро уже на метровом трамплине.

Ну а потом… Так и хочется сказать — пошли победы на взрослом чемпионате Европы. Кубках Европы и мира, ну и, конечно, само собой на… Но ладно, не будем углубляться и вводить не специалистов в прыжках в воду в заблуждение. Если бы я выиграла Олимпиаду, то вы бы скорее всего обо мне знали, а так я даже не смогла отобраться в Токио. Не хватило самой малости, чтобы выбрать последнюю, восемнадцатую путевку — всего-то несчастных 0,3 балла. Хотя, признаюсь, виновата сама — мое выступление было неидеальным.

В общем, я из тех, кто не превратил свои юниорские победы во взрослые, как это бывает у по-настоящему великих спортсменов. Хотя история, конечно, знает и другие случаи, когда опытный спортсмен, зарекомендовавший себя пусть и крепким, но середняком, неожиданно вдруг всплывает из глубин. Вот и я!

«В лодыжке остался шуруп»

— А мне всего-то 24 года и я точно готова к сюрпризам. И не успокоюсь, пока не достигну в спорте всех своих целей. Называть их излишне. Пусть кто-то улыбнется, а кто-то засмеется в голос, но я считаю, что олимпийское наследие знаменитой белорусской школы прыжков в воду продолжит именно моя фамилия. Почему-то есть такая внутренняя уверенность.

Наша титаническая работа рано или поздно даст результат, которого мы ждем уже не один год. А пока лучшее мое достижение — это девятое место на чемпионате Европы. У меня программа высокого мирового уровня и вся штука состоит в том, что сделать ее надо идеально.

Но в таком сложнокоординационном виде спорта, как наш, ошибиться может каждый. Оступился, присел — одну мышцу недожал, другую пережал и уже все пошло не так. Побеждает тот, кто почти не ошибается. И кто ничего не боится.

Например, когда я на прыжке в три с половиной оборота вперед сломала ногу — прямо на турнире в Германии, то мне психологически сложно было к нему снова возвращаться — в голове возникали неприятные ассоциации.

У меня до сих пор в лодыжке остался шуруп, который сломался, когда я после операции поскользнулась на улице — это в моем стиле, умею найти на свою голову неприятности даже на ровном месте. Но тот шрам и обломок шурупа напоминают мне так же и о том, что если тогда я смогла пройти это испытание отлучением от спорта и непростым возвращением в него, то и теперь сдаваться мне никак нельзя, чтобы не случилось.

«В лодыжке остался шуруп»

— Вообще у нас легко получить травму даже от неудачного соприкосновения с водой с высоты трехметрового трамплина. Я уже говорила, что в прыжке головой внизу легко потеряться. И однажды я так шмякнулась о воду, что после этого весь день кашляла кровью — моим легким этот удар совсем не понравился.

А ребята с вышки могут легкие и вовсе порвать. Там, конечно, прыгать куда страшнее. Зато трамплин требует более отточенной техники и шлифовать ее надо каждый день помногу раз.

Часто спрашивают, а сколько прыжков надо делать за тренировку? Все зависит от их сложности. Иногда нужно пятьдесят, иногда хватит и двадцати пяти. Это я имею в виду утреннюю тренировку. Потому что есть еще и вечерняя.

Раньше, конечно, спорила с мамой куда больше, особенно в подростковом возрасте, когда организм менялся и я не очень хорошо чувствовала свое тело. «Мама, ты ничего не понимаешь!»

«Шикарная дочка шикарных родителей»

— А сейчас она может только согнать меня с трамплина, когда я уставшая, но преисполненная решимости добить неподдающийся прыжок снова лезу наверх. «Все, сегодня хватит, иди отдыхай».

Меня давно уже не надо подгонять и на тему тренировочного процесса мы разговариваем как два профессионала, идущие к одной цели.

Мама и папа, который сейчас работает тренером за рубежом мои самые большие мотиваторы. Хочу, чтобы мама стала заслуженным тренером страны, а папа реваншировался перед Олимпиадой за то, что не удалось ему самому.

Идея хорошая и я всерьез намереваюсь ее воплотить. Шикарная дочка шикарных родителей. Алена Хамулькина, страна Беларусь.

ЧИТАЙ ЕЩЕ:

Юлия Иванчикова и гандбол

Ванесса Колодинская и вольная борьба

Анна Змушко и плавание

Крестина Попкова и индорхоккей

Анна Козюпа и футбол

Анастасия Гарелик и волейбол

Василина Хондошко и синхронное плавание

Анастасия Чернявская и бадминтон

Популярные новости
Линейный польского «Кельце» и сборной Беларуси — MVP прошедшего на минувших выходных «финала четырех» Лиги чемпионов!
Шестнадцатая (последняя) серия спецпроекта Parimatch к 30-летию белорусского футбола.