В финале Лиги чемпионов ставит на «Ливерпуль».
Арташес Антонян — о комментаторстве, белорусском языке, Ходасевиче-пенальтисте, нью-йоркском марафоне

Арташес Антонян — один из самых известных белорусских комментаторов. Он стал гостем программы Football Room, в которой ответил на вопросы ведущего Николая Иванова.

Эта публикация — текстовая расшифровка большого интервью голоса «Setanta Sports».

— Арташес, кто и почему выиграет Лигу чемпионов?

— Знал бы победителя — точно денег поставил бы! «Реал» не проигрывал в финалах Лиги чемпионов с 1981 года, «Ливерпуль» же проиграл «Реалу» в 2018-м. В этот раз на поле не будет Серхио Рамоса, а Мохамед Салах, если появится, будет предельно мотивирован. Он проиграл два важных финала в этом году со сборной Египта, а с «Ливерпулем» выиграл два финала. В игре за трофей Лиги чемпионов верю в «Ливерпуль».

— Представь, сборная белорусских комментаторов выходит бить серию пенальти в финале Лиги чемпионов. Кому бы из них доверил ударить с 11 метров, кого поставил бы в ворота?

— Любопытный вопрос. Если бы Setanta Sports дошла бы до финала Лиги чемпионов, я точно знаю, кто стоял бы в воротах, а кто отвечал бы за пенальти. Что касается коллег по белорусскому цеху, то здесь ситуация несколько сложнее в плане определения. Ну, в воротах стоял бы Юра Войтенков или Паша Сучков — они пусть и хоккейные, но голкиперы. Либо же Вадим Левада — он, кстати, регулярно именно в воротах играл, делал это неплохо. Решающий пенальти бил бы Коля Ходасевич — с уверенностью, техникой и точностью у него все в полном порядке. Уверен, он бы не промахнулся.

— Какой самый забавный случай произошел с тобой в прямом эфире?

— Забавных случаев за комментаторскую практику было огромное количество. Но особняком стоит следующая. Работаю на ВГТРК, чемпионат мира в Бразилии, 2014 год. Стандартная практика: кто-то едет на место события и оттуда ведет репортаж, а принимающая сторона организует подстраховку. И вот мы все матчи, которые шли из Бразилии, страховали на Шабаловке. Это была игра Уругвай — Коста-Рика. По ходу всего первого тайма какие-то вопросы возникали с техникой — то звук пропадал, что-то отваливалось, какие-то искажения… И в какой-то момент мне говорят: все, Арташес, до конца матча работаешь ты. Я скрупулезно всегда готовился не только к своим эфирам, но и к таким работам, когда вероятность 99 процентов, что тебя в эфире не будет. Но один процент имеет значение — это тот самый случай. Просто космический второй тайм, Коста-Рика побеждает 3:1, они заняли первое место в группе и пошумели в плей-офф. Для них это был особенный чемпионат, как и для меня. Это был тот самый случай, когда несколько одобрительных эсэмэсок от руководства пришло, где хвалили мою работу. И в последствии в качестве бонуса выдали несколько матчей, чтобы я сольно отработал — не как страхующий, а как комментатор.

— Чем бы занимался, если бы не стал комментатором?

— Сложно себя представить без радио и телевидения. Я был на пятом курсе, когда начал работать в эфире радио «Брест». В тот момент я заканчивал получать высшее юридическое образование. Мне казалось, моя жизнь точно будет с этим связана — либо следствие, либо адвокатура. Но как-то так затянулось, и я рад, что вот уже 15 лет получаю удовольствие от тех процессов, которые вокруг меня, от тех людей, которые меня окружают.

— Матч, который никогда не хотел бы комментировать?

— Нет игры в хоккее или в футболе, от которой я бы отказался или не хотел бы работать. Как раз таки многолетняя практика не раз меня сводила с играми, которые могли показаться скучными, неинтересными, на которых можно было даже уснуть. Но ни разу от таких матчей я не отказывался. А вот вид спорта есть такой. Я всегда избегал гандбол — ни мое это. При этом мне было интересно смотреть гандбол, я с удовольствием общался в телевизионных эфирах с игроками гандбольных команд, игроками сборных. Всегда любопытно было находить с ним общие точки зрения — я не совсем профан, учитывая долгие годы работы в спортивном эфире и спортивных новостях. Беседу готов поддержать, но комментировать гандбол вообще не мое.

— Есть желание когда-нибудь прокомментировать игру на белорусском языке?

— Мне вельмі падабаецца беларуская мова. Яна гучная, музычная, прыгожая. Я б з задавальненнем каментаваў матчы. Да гэтага патрабуецца практыка, але яна ўжо ў мяне есць. Даже скажу больше. Я принял участие в одном проекте, который совмещает как раз-таки спорт и беларускую мову. Сейчас он находится в стадии запуска, но, думаю, всему свое время. Как только он выйдет в свет, белорусам, я надеюсь, придется по вкусу итоговый вариант. Остается дождаться.

— Каково тебе, Арташес, быть белорусским Месси спортивного телеэфира, Колумбом футбольных телетрансляций, армянским Дуэйном Джонсоном в стильной прическе и Александром Глебом в плане успешной легионерской зарубежной карьеры?

— Как минимум все это стоило попробовать, чтобы услышать в свой адрес такую параллель. Каждому свое. Кто-то замечательно чувствует себя в одном месте на протяжении долгих лет. Кому-то для продолжения процесса развития необходимо что-то менять. В творческой деятельности без этого ни куда — меняются коллективы, от каждого что-то берешь и добавляешь себя. Это здорово, это жизнь, которая бурлит и добавляет эмоции. А в творческом процессе без этого никуда.

— По второму образованию ты режиссер. Если бы снимал автобиографический фильм о своей жизни, как бы он назывался?

— Вообще, если говорить о параллелях, вспоминается кино с Оуэном Уилсоном и Дженнифер Энистон, называется «Марли и я». У меня очень много схожего. Тоже главный герой журналист, тоже переезды, та же безумная собака. У нас в семье все это есть, разве что собака с нами в Грузию не переехала, но рано или поздно присоединится. Так что если как-то и называть кино, то что-то из этого жанра.

— Самое яркое спортивное событие в контексте твоей комментаторской деятельности последних двух лет — с момента «возвращения» большого спорта после ковида?

— Разумеется, это переезд Месси в Париж, возвращение Роналду в «Манчестер Юнайтед», победа сборной Италии на чемпионате Европы и тут же пролет мимо чемпионата мира. Ну и в этом сезоне я с интересом наблюдаю, станет ли «Милан» чемпионом (интервью состоялось до заключительного тура Серии А — прим.). Что касается еще одного моего направления — спортивного репортажа UFC — меня в последнее время очень Шарлес Оливейра впечатлил. В общем, хватает команд, личностей, которых можно за эти два года выделять, которые привлекают лично мое большое внимание.

— Лучшее событие, которое произошло в белорусском футболе за все время?

— Несомненно, это 13 побед подряд БАТЭ. Настоящая команда-династия, суперфутбольная фантастика. Лига чемпионов — пять раз? Помнится, я работал на матче плей-офф Лиги Европы БАТЭ — «Арсенал». Он так хорошо врезался в память… Этим событием стоит гордиться! Жаль, в свое время команда Штанге не добилась большего успеха, потому что у них, я так полагаю, был потенциал для этого.

— Насколько тебе еще интересен белорусский футбол? Чего клубам не хватает до уровня «середняков» в Европе, когда сборная попадет на топ-турнир?

— Если откровенно, за белорусским футболом практически не слежу. Да, знакомых осталось много, времени на отслеживание вовсе нет. Раньше это было частью моей работы, если бы вновь это стало составляющей моей спортивной журналисткой деятельности — окунулся бы, конечно. А сборная… Если она когда-нибудь куда-нибудь прорвется, то это либо будет нескоро, либо это будет неожиданной вспышкой. Но когда бы это не случилось, я буду, конечно, переживать, болеть, буду рад каждому успеху и достижению, чего я и желаю белорусскому футболу в целом и каждому игроку в частности.

— Что для тебя счастье? И можно ли сейчас чувствовать себя счастливым?

— Философский вопрос, мне такие нравятся. Давно убедился, что счастье в моментах. Полосы жизни сменяют друг друга, какие-то факторы потусторонние влияют на настроение, на перспективы в целом. Но если все в порядке со здоровьем у близких, если хватается уверенности в себе и своих силах, значит, и счастливые моменты обязательно будут. Для меня счастье в семье, в детях, в любимом деле, хорошей компании, уютном месте.

— Ты интересуешься UFC, так вот, кто сильнее — Шарлес Оливейра или Хабиб? Было бы интересно увидеть их бой?

— ММА — то направление, за которым я сейчас с огромным интересом слежу. Хабиб, конечно, парень мощнейший. И вне соревновательного периода он просто огромен. Ему тяжело сбрасывать вес, это известная история, поэтому они так и не встретились с Тони Фергюсоном. Ну а Оливейра сумел пройти парней в соку, таких как Дастин Порье после двух побед на Конором Макгрегором, как Джастин Гейджи — казалось, настолько уверенного в своих силах. Оливейра красавчик, сложно отдать предпочтение ему или Хабибу. Они разные, каждый заслуживает упоминания в истории. Уже в Зале славы Хабиб, и мне кажется, Оливейра там тоже окажется.

— У тебя была мечта пробежать нью-йоркский марафон. Исполнил?

— Мечта с марафоном сохраняется, но на сегодняшний день, увы, я ее не исполнил. На то были причины, как минимум ковидные. Но я эту мысль с головы не отбросил. Держу ее в уме, рано или поздно у меня будет такая возможность — подготовлюсь и обязательно это сделаю. Но сделаю это для себя. Я это желание как мечту трепетно храню.

— Кем видишь своих детей в будущем?

— Вижу людей со своими целями, мыслями. Ребятами, которые уверены в своих силах. Вообще, чем меньше в нас сомнений, тем лучше. Старший постигает азы IT, младший в свои полтора года демонстрирует какое-то потрясающее сочетание концентрации и воле к поставленной цели. Если он что-то решит, то обязательно сделает это. Обойдет стороной, зайдет с другого ракурса, под другим углом. Для родителей уместно будет просто вовремя уловить вот эти позывы. Не наставить, а сделать все, чтобы подрастающее поколение смогло самоопределиться, найти себя, получать удовольствие от работы, от того как ты себя в этом видишь, как развиваешься, как тебя это поглощает.

Фото: личный архив Арташеса Антоняна.

Популярные новости