Линейный польского «Кельце» и сборной Беларуси — MVP прошедшего на минувших выходных «финала четырех» Лиги чемпионов!
Артем Королек: «Даже родившись в маленькой деревне, можно добиться того, что на тебя смотрит 20-тысячная арена»

Одним из важнейших событий июня в белорусском спорте стало участие Артема Королька и Влада Кулеша в главном мероприятии европейского клубного гандбола — «финале четырех» Лиги чемпионов в Кельне. Тем более одним лишь участием дело не ограничилось. Сначала наши парни помогли «Кельце» убрать в полуфинале «Веспрем», оформив шесть мячей на двоих. Затем прибавили еще восемь в финале с «Барселоной», причем последний из голов войдет в золотой фонд главного еврокубка. То был момент пиковых эмоций и особой гордости белорусских болельщиков: один их соотечественник (Королек) перевел игру в овертайм с паса другого (Кулеша) на последних секундах основного времени.

Жаль лишь, что в дополнительных пятиминутках «Кельце» не смог дожать соперника и в серии пенальти чуточку удачливее оказалась «Барса». Впрочем, это не отменяет того, что уик-энд для белорусов получился великолепным. А Королек так вообще вошел в топ-компанию гандболистов, признававшихся MVP «финалов четырех»! В первый день отпуска по дороге из Польши в Беларусь Артем рассказал Parimatch об этих сумасшедших выходных и не только.

— После возвращения из Кельна «Кельце» ждало много различных мероприятий: встреча с болельщиками, гала-концерт с участием спонсоров… Как все прошло?

— Впечатления хорошие. Нас, как всегда, тепло встретили — несмотря на поражение в финале. Люди подходили, выражали поддержку, говорили, что для них мы все равно чемпионы. И что мы не проиграли — просто не выиграли. А еще благодарили за эмоции, за то, что мы подарили мировому гандболу такой матч.

С президентом «Кельце» Бертусом Серваасом

— Что-то еще успел сделать за эти дни?

— Ой, нет. Во вторник я вообще весь день лежал. Никак «не отпускало». Нахлынуло расстройство. Осознал, что все прошло, что мы проиграли… А еще немножко расстроило, что сезон закончился. Потому что, считаю, он был лучшим для меня в «Кельце» — и индивидуально, и командно, и в плане атмосферы. Приятно играть, когда ты постоянно побеждаешь, проводишь огненные матчи.

— После своего первого «финала четырех» в 2019 году ты, наоборот, говорил об усталости и желании отдохнуть…

— Наверное, сказывается опыт. Впечатления три года назад и сейчас отличаются. В тот раз я за двое суток поспал в общей сложности часов восемь. Переживал, нервничал и не мог заснуть. На этом же «финале четырех» отлично высыпался. Переживаний было меньше. Даже Талант Дуйшебаев говорил в интервью: та команда была не готова выигрывать. А сейчас у нас с предсезонной подготовки стояла цель — победить в Лиге чемпионов.

— Но все же это был очень долгий сезон. Усталость накопилась?

— Да, безусловно. Кстати, физической усталости прямо сейчас я особо не ощущаю. Мы были очень хорошо готовы и в «финале четырех», и на протяжении всего сезона. В большей степени усталость психологическая. С учетом того, что проигран финал.

— Еще прокручиваешь в голове моменты «финала четырех»?

— Порой думаю о каких-то эпизодах. Но не хочется мыслями возвращаться в игру с «Барсой». Мы дотронулись до кубка, но в самый последний момент у нас его забрали. Продемонстрировать такой гандбол в трех матчах с «Барселоной» в сезоне (в группе «Кельце» дважды обыграл каталонцев — прим. news.pm.by) — это показатель стабильности. Но серия пенальти оставила такой нехороший осадочек.

— На твой взгляд, семиметровые — это лотерея или отражение исполнительского мастерства команд?

— Если брать просто пенальти, думаю, это не лотерея. Если же пенальти в «финале четырех» — то в большей степени лотерея. С учетом накала, ответственности.

— Не ты ли должен был исполнять пятый бросок «Кельце», до которого не дошла очередь?

— Нет, Дилян Наи. Наверное, вызвался бы, если бы не я забросил последний мяч, который перевел игру в овертайм. Мне сразу вспомнился финал Лиги чемпионов 2016 года, когда Кшиштоф Лиевски за три секунды до конца также добился овертайма. Почему-то подумал, что в важных моментах я свое дело уже сделал и пенальти должен исполнять другой. Но если бы Талант сказал: «Иди бросай» — пошел бы.

— Перед тем самым броском, переведшим игру в овертайм, в голове успела проскочить какая-нибудь мысль? Или все делал на автомате?

— Там было секунд десять до конца основного времени. Мяч лежал у ворот «Барсы». Я быстро побежал и забрал его. Потом пересматривал момент и думал: хорошо, что разыграл мяч с нужной точки. Судьи могли попросить переиграть — и на этом было бы все.

Вратарь «Барселоны» Гонсало Перес де Варгас очень взрывной. Как только я поймал мяч и начал выпрыгивать, заметил, что он делает быстрый шаг вперед. Думал, будет выходить еще дальше. За сотые доли секунды в голове проскользнула мысль: давай, еще один шаг — и я буду тебя перебрасывать. Но потом он остановился и поднял руки. Когда мяч оказался в воротах, я понял: хорошо, что не перебрасывал. Потому что у финала было бы немножко другое окончание.

— Что творилось внутри в первые секунды после того броска?

— Был уверен, что мы выиграем этот матч. Не знаю почему, но была суперуверенность, что дожмем «Барселону».

— После поражения в финале Кубка Польши ты говорил, что повесишь медаль над кроватью в качестве мотивации. Лигочемпионское серебро ждет такая же судьба?

— Думаю, нет. Уже говорил в интервью: мы должны уважать то, что сделали в этом сезоне, через что прошли. В первом матче Лиги чемпионов уступили на выезде бухарестскому «Динамо». Тогда мы находились в о-очень плохом психологическом состоянии. Повторюсь, была цель выиграть турнир, а тут едем в Бухарест и уступаем. Потом собрались и выдали семь побед подряд. Очень тяжелый сезон.

Кажется, для меня более сильной мотивацией будет память о финале с «Барселоной», о тех чувствах, что возникли после матча. Все же серебро Лиги чемпионов — это серебро Лиги чемпионов. Понятно, не «вау», но есть смысл гордиться этим достижением.

— Давай теперь о твоем личном достижении. Удивился признанию MVP «финала четырех»?

— Если честно, да. После матча мы стояли возле болельщиков без эмоций. Ко мне подошли организаторы, начали что-то говорить о голосовании, MVP… Я такой: хорошо, давайте буду голосовать. До конца не понимал, пару раз переспросил человека. Сейчас то решение кажется мне нелогичным.

— Почему?

— Мое мнение: MVP не может быть гандболист проигравшей команды.

— Кому отдал бы приз?

— Наверное, Алейксу Гомесу, который в двух матчах забросил 22 мяча. Это было бы логичнее. Победа линейного, у которого шесть голов за две игры, немножко непонятна для большинства. Да и для меня тоже.

— Когда бросал взгляд на 20-тысячные трибуны «Ланксесс-Арены» в Кельне, о чем-то задумывался?

— Была одна смешная мысль. Понятно, что, когда стоишь на предматчевом представлении, эмоции невероятные. Представляешь себя таким гладиатором. А 20 тысяч человек смотрят на тебя сверху и жаждут крови и зрелищ. И в тот момент поймал себя на мысли, что должен гордиться проделанной работой: сейчас я стою перед 20-тысячными трибунами, а до 16 лет ходил в туалет в 30 метрах от дома. Возможно, для детей, которые начинают заниматься гандболом, это будет мотивацией. Даже родившись в маленькой деревне с населением в полторы тысячи человек, можно добиться того, что на тебя смотрят 20 тысяч. И это вживую — а сколько людей следило за финалом в прямом эфире…

— За месяц между четвертьфиналом и «финалом четырех» Лиги чемпионов «Кельце» провел только два матча — против «Вислы». Казалось, что команда растеряла форму. Как удалось так хорошо подготовиться к Кельну?

— Здесь большая заслуга нашего тренера по физподготовке. Были уверены, что в 1/4 финала пройдем «Монпелье» и попадем в «финал четырех». С таким расчетом строили работу уже давно: когда физическая подготовка, когда силовая, когда тактическая…

Что касается Плоцка, то первый из матчей, когда мы победили в лиге, был, наверное, худшим для нас. Но это одна из тех встреч, в которых мы играли характером и сердцем. Плюс помощь вратаря Андреаса Вольффа — не будем лукавить. А кубковый матч… Понятно, мы должны были его выигрывать. Не имеем права уступать титулы Плоцку. Но где-то очень глубоко сидела мысль, что мы уже выиграли чемпионат и что через две недели «финал четырех» Лиги чемпионов.

— Талант Дуйшебаев известен как противник тактики с заменой вратаря на дополнительного полевого в позиционных атаках. Почему же он вдруг решил использовать ее в конце сезона? И почему, по сути, отказался от нее в «финале четырех»?

— Мы играли «7 на 6» только против «Вислы». Потому что по регламенту внутренних турниров на площадке постоянно должны находиться два поляка. Приходилось выпускать в линию, например, Павла Пачковского. Здесь очень много нюансов. Можно сказать: зачем вы так играли? Из-за этого, мол, и проиграли матч. Но особых вариантов не было.

— В «финале четырех» Лиги чемпионов хорошо сыграл не только ты, но и Влад Кулеш…

— Очень рад за него. Все-таки мы вместе пришли сюда и играли на протяжении четырех лет. Рад еще и потому, что он, можно сказать, ожил. Какое-то время Влад не показывал ту игру, которую может. Но все-таки обрел уверенность и сейчас демонстрирует гандбол высшего уровня.

— Судя по всему, он все же остается в «Кельце», несмотря на новости об уходе…

— Да-да. Воспринял это позитивно. Не знаю, что ждет дальше. Но я почему-то уверен, что он будет получать игровое время в «Кельце».

— Напоследок — о сборной. После чемпионата Европы, на котором команда заняла 17-е место, ты извинился перед болельщиками. Но развернутым мнением о выступлении еще не делился.

— Трудно говорить об этом, уже прошло время. Конечно, повлиял коронавирус. Как бы мы ни готовили игроков, как бы ни хотели, Кулеша никто не может заменить. Он не только дает сборной голы, которые могут видеть болельщики. Он еще и стягивает на себя соперников, пасует, проделывает черновую работу. К тому же во время игры с поляками уже был заражен и Андрей Юринок. У Вадима Гайдученко с Артемом Кулаком тоже — либо коронавирус, либо простуда. Они играли на фоне усталости. В концовке мы просто развалились, рассыпались. Проигрывать матчи тоже нужно уметь…

— То есть, на твой взгляд, игра и результат не отображают реальное состояние дел в белорусском гандболе?

— Более чем уверен в этом. Все смотрят на матч с поляками. Да, мы его проиграли. Но у нас не так много гандболистов… Даже если мы уберем сейчас Кулеша из «Кельце», где на каждой позиции игрок высшего уровня, клуб потеряет очень много. Не говоря уже о сборной.

— Ты один из лучших гандболистов чемпионата Польши и вот проигрываешь «репрезентации» в важнейшем матче… Это был удар по самолюбию?

— Да. Я еще долго слушал шуточки в свой адрес. На выездах живу в одном номере с Ареком Морыто. Какое-то время меня не оставляли в покое.

— Что теперь ждет белорусский гандбол с учетом международного бана?

— В ближайшее время (год-два) основные игроки, выступающие за границей, сто процентов не станут хуже. Более чем уверен, они станут даже лучше. Мы — я, Кулеш, Гайдученко, Вайлупов, который уезжает в «Веспрем» — продолжим получать хорошую игровую практику в лучших лигах. Вопрос только в том, как белорусский гандбол в союзе с Россией решит ситуацию с игроками из нашего чемпионата, у которых не будет европейских матчей.

— То есть все не так плохо, как может показаться?

— Не скажу, что это хорошо, что это супер. Это реальность, которая у нас есть. Если еще и перестать работать здесь, лучше точно не станет.

— С учетом отстранения сборной поступали ли тебе предложения сменить спортивное гражданство?

— Нет. Я гандболист сборной Беларуси. И надеюсь, что в скором будущем снова буду играть за национальную команду.

— Где и как собираешься провести отпуск?

— Неделю буду в Беларуси. Постараюсь уделить время всем родственникам, друзьям, знакомым. Не был дома уже полгода. Потом возвращаюсь в Польшу. Там приглашен на две свадьбы — 2-го и 7-го июля. Затем с друзьями из команды отправляемся на море в Грецию на неделю. После этого планируем выехать куда-то еще на пару дней. А дальше будет подготовка к подготовке к новому сезону. Нельзя начинать «предсезонку» в очень плохом состоянии.

Фото: пресс-служба «Кельце», PAP/EPA/ULRICH HUFNAGEL.

Автор текста: Сергей Мордасевич.

Популярные новости