Линейная Валерия Гутова — о корейской экзотике.
«Это лучшее, что могло случиться сейчас в моей жизни». Белорусская гандболистка провела сезон в Южной Корее

До недавнего времени карьера 26-летней Валерии Гутовой развивалась традиционно для белорусского гандбола. Минский БНТУ-БелАЗ, сборные младших возрастов, национальная команда… Но в прошлом году линейная удивила многих и укатила в «Пусан Биско» из Южной Кореи. Во время побывки в родном Витебске Лера рассказала Parimatch о необычном и интересном опыте.

— Ты и Южная Корея — как стала возможна эта экзотичная история?

— Команду из этой страны нашел агент. Я была наслышана о Южной Корее. Хотела попробовать себя в заграничном клубе. Это новый интересный опыт. Поэтому и согласилась. Особо не раздумывала.

— Перед переездом общалась с бывшей одноклубницей по БНТУ россиянкой Любовью Аришиной, которая раньше играла в Корее?

— Да. Когда узнала о предложении, сразу написала Любе. Спросила, понравилось ли ей. Она очень хорошо отзывалась о стране. Мол, если такой шанс выпал, то обязательно попробуй. Рассказала о минусах и плюсах. Минусы — расстояние, часовой пояс. Плюсы — страна новых технологий, ну и сам гандбол. Люба сказала, что в Корее уровень выше.

Помнишь свои первые впечатления по приезде?

— Все показалось необычным и новым. Я много удивлялась. Сначала 14 дней просидела на карантине. Три раза в сутки мне приносили еду в контейнерах. Рис, немного мяса, закуски… Кимчхи (это такая маринованная капуста) я тогда не могла есть — уж очень острое блюдо.

Команда также присылала продукты, тренажеры… Девочки вычитали, что в Беларуси есть «роллтон». В Корее продается похожий суп — «рамен». Так они мне его тоже доставили. Плюс записали видео, чтобы познакомиться.

— В дальнейшем полюбила корейскую кухню?

— Если в Беларуси какая-то еда кажется нам острой, на самом деле она не острая. Но потом я полюбила то же кимчхи. Со мной в квартире жили еще четыре девочки. Мы питались вместе. Наверное, месяца через три местная кухня стала мне нравиться.

— Любимое блюдо?

— Кимчхи тиге. Это такой суп. Еще очень нравится кимпаб. Это как роллы, только добавляется не рыба, а другие начинки: морковка, яйцо… Но все равно скучала по белорусской кухне. Почему-то очень хотелось селедки под шубой. Хотя у нас я ее вообще не ела.

— В инстаграме ты рассказывала, что пробовала даже личинки…

— Да, личинки шелкопряда. Попробовать надо, но второй раз есть это я уже не стану. По вкусу они похожи на семечки со скорлупой. Вообще в Корее культ еды. Даже тимбилдинг — это пойти в ресторан, пожарить мясо, заказать к нему кучу закусок… Кстати, в процессе готовки корейцы режут все не ножом, а ножницами.

— Сколько корейских слов выучила?

— Все гандбольные слова знаю. Тренер владеет английским. Но перед строем всегда говорит на корейском. Суть я понимала. Дома, в быту, мы тоже общались на местном. Плюс я смотрела уроки на ютубе. Поначалу вообще было интересно. Мы собирались вечером, говорили какое-нибудь слово на английском, потом на русском и затем на корейском. Девочки записывали все в тетрадочки. Как-то в сауне они встретили россиянку. Рассказали, что играют вместе с гандболисткой из Беларуси, произнесли «привет», «мама» на русском…

— Пробелы в знании корейского компенсировала английским?

— Когда ехала в Корею, английского не знала. Только базовый уровень. А четыре-пять месяцев назад в команду приехала бразильянка. Мы стали много общаться на английском и понимали друг друга.

Валерия Гутова и бразильянка Флавия Габина

— Судя по инстаграму, тебя приглашали на местное ТВ.

— В Корее снимают программы про иностранных игроков. Их не так уж и много. В мужском и женском гандбольных чемпионатах было только четыре легионера. И вот телевизионщики сняли один день из моей жизни. Показали, как я проснулась, готовила еду, тренировалась, ходила в сауну, собиралась на вечеринку.

Кстати, в сауне у корейцев принято пить местный рисовый напиток и есть вареные яйца. Перед этим люди играют в «Камень, ножницы, бумага». Кто проиграл, тому разбивают яйцо о голову. Позже у меня тоже брали интервью — для газет, журналов. Корейцам точно так же интересно узнавать о нас, о наших привычках.

— Если Корея стала экзотикой для тебя, то для местных жителей экзотикой была уже ты?

— Думаю, да. Отличий много. Начиная с приветствия, при котором ты должен кланяться. Здесь очень уважают старших. Им нельзя подавать какой-либо предмет одной рукой — только двумя. Даже если собеседник старше на год, ты не имеешь права держать руки в карманах, припадать на одну ногу. Поначалу я могла это сделать. Но потом девочки научили.

При обращении к девушке, которая старше тебя, надо добавлять к имени слово «онни» — «сестра». К мужчине — «брат». Как-то девочки говорят: Лера, пошли в кафе, с нами будет еще «брат». Спрашиваю: чей брат? Только потом поняла, что это парень, который старше нас. Вообще корейцы — хороший, доброжелательный народ. Всегда помогут.

Кстати, вскоре после моего приезда девочки обратили внимание: «У тебя такие большие глаза!» В Корее очень развиты пластические операции. Так они спрашивали, что я себе сделала. Но и я, посмотрев в их глаза, увидела необычные складочки. Кореянки тоже по-своему красивы.

— Что еще удивило в Корее?

— То, что зимой люди ходят в шлепанцах на босую ногу и пуховиках. В магазин могут отправиться в пижаме, пуховике и шлепках. Шапки зимой тоже не носят, могут дрожать и идти нараспашку. При этом удивляются, как мы живем в такой холодной стране.

— Третье место в «регулярке» и вылет в четвертьфинале — от выступления в корейской лиге остался осадок?

— Конечно. Мы ведь шли на втором месте. Но проиграли два последних матча — сначала в регулярном сезоне, потом в плей-офф. В итоге стали четвертыми. Могли выступить лучше. Но много игроков ушли из клуба после предыдущего сезона. Сейчас команда молодая. Семь-восемь гандболисток моего 1996 года рождения. Спонсор сказал: ничего страшного. Но тренер отметил, что любому бизнесмену и спортсмену всегда хочется быть первым.

Сезон у нас длился только три месяца. Еще два — непосредственная подготовка. Пять месяцев вообще никуда не выходили — даже в торговые центры. Главный тренер боялся коронавируса. В итоге ковидом в команде переболели все, кроме меня и тренера. Но в следующем сезоне чемпионат будет длиться уже шесть месяцев.

Кто спонсирует «Пусан Биско»?

— Спонсоров, кажется, четыре. Но основной — сеульская компания, занимающаяся нефтью. Ее глава очень интересуется гандболом, приезжает на матчи. Когда проигрываем, переживает, когда выигрываем, говорит: девочки, на следующий день идем в ресторан. Либо предлагает заказать то, что мы хотим.

Вообще в клубе есть только главный тренер, второй (он же тренер вратарей), менеджер и во время сезона доктор. Директоров нет. Всеми вопросами занимается главный тренер.

— Своим выступлением довольна?

— Думаю, каждый спортсмен хочет большего. Начала сезон я очень хорошо, получала призы лучшему игроку матча… Потом у нас восстановилась линейная, которая выступает в сборной Южной Кореи. Тренер делал акцент уже на ней.

— Аришина оказалась права? Уровень гандбола в корейском чемпионате выше, чем в белорусском?

— Думаю, да. Здесь другие скорости. Игроки отличаются. Там — маленькие, быстрые, шустрые. У нас — сильные, высокие.

— Подруги по команде, помимо гандбола, работают где-то еще?

— Нет. Для кореянок гандбол — это их жизнь. Девочки вместе живут, вместе едят, вместе ездят на тренировки на клубном автобусе. Люба Аришина как-то говорила: как в армии. Помню, захотела съездить в магазин купить спортивный костюм. Но оказалось, что сделать это нельзя.

Думаю, европейским игрокам сложно жить в условиях ограничений. У корейских девочек нет личной жизни. Может быть, только у четырех есть парни. В основном это гандболисты. Три-четыре месяца девушки не виделись с ними.

Все гандболистки команды живут в двух домах. Между ними минут десять ходьбы. Две квартиры в одном, две в другом. Большинство девушек приезжие, лишь одна из Пусана. Но и она жила с нами.

Что одноклубницы спрашивали у тебя о Беларуси?

— Например, узнавали насчет еды. Кстати, им очень понравились блинчики с ветчиной и сыром, которые я делала. Любимое блюдо. У них такого нет. Девочки называли это «панкейки — пицца». Часто говорили: Лера, может, ты приготовишь «панкейки — пиццу»? Еще я рассказала про наши необычные здания, про то, что в Беларуси нет моря и больших гор… Также мы искали отличия между мужчинами у нас и у них. В Корее, например, не принято носить бороду и усы.

— Во сколько раз выросла твоя зарплата после переезда?

— В четыре. Еще клуб оплачивает проживание и питание.

— Но и цены в Корее выше, чем в Беларуси?

— Да. В два раза.

— В курьезные ситуации попадала?

— Все говорят, что в Корее едят собак. Я тоже читала об этом. Когда в первый раз пошли с девочками в магазин, они стали спрашивать, какая еда мне нравится. А потом резко поинтересовались: ты любишь собак? Из-за этого стереотипа и потому, что мы находились в продуктовом магазине, я ответила отрицательно. Собак? Нет. Они сразу: почему? Я уточнила: люблю что — есть? А девочки: нет, Лера, конечно, нет! В Корее очень любят собак — просто любят, не есть. Кстати, пять лет назад наш тренер нашел на улице пса. Вылечил, оставил себе. Теперь часто берет на тренировки. Очень преданная собака.

Еще случай. Девочки уехали на выходные домой. Я посмотрела телевизор и легла спать. Наутро просыпаюсь, а у нас на двери записка на корейском: «Пожалуйста, не ходите так громко». Мне это перевел менеджер клуба. Говорю: наверное, соседи ошиблись. Потому что я вчера не танцевала, не прыгала… Он на меня так посмотрел: а что, ты можешь танцевать и прыгать? Я такая: ну, вообще-то да… Менеджер сказал не обращать внимания: мол, соседи очень обидчивые. А как-то спустя время уже девочки говорят: Лера, ходи тише, а то люди будут ругаться. Хотя в Беларуси в квартирах и дети бегают, и ремонт бывает… Корейцы же ценят тишину.

— Во время выступлений в Корее тебе приходили вызовы в сборную?

— Главный тренер Александр Сергеевич Сытько звонил, интересовался здоровьем, успехами. Первый сбор проходил, когда я только отсидела изоляцию в Корее. Спрашивал: Лера, сможешь приехать? Говорю: хочу, но в клубе не поймут — опять сидеть на карантине… Перед недавним сбором тренер тоже звонил. Но мы решили: в следующий раз. А еще на протяжении сезона на связи со мной был Максим Бабичев, который отвечает за защиту и работает с линейными. Он проводил разбор моих матчей, подсказывал…

— Насколько это вообще реально — приезжать в сборную из Южной Кореи?

— Сейчас стало реально. Почему я не приехала и на последний сбор? Потому что по возвращении нужно 14 дней сидеть на изоляции. К тому же билеты туда и обратно — по тысяче долларов. Плюс еще тысяча — за карантин. Очень большие затраты. Но буквально две недели назад изоляцию отменили. Поэтому я сейчас и приехала домой. Когда буду возвращаться в Корею, не придется сидеть на карантине.

— А ты будешь возвращаться?

— Да. Контракт у меня заканчивается 30 июня. Так что в первых числах поеду еще на месяц.

— А что дальше? Сообщалось, что ты покинешь «Пусан».

— Пока конкретной информации нет. Из клуба я ухожу. Но не знаю, в какой команде продолжу карьеру — в другой корейской, в белорусской или в европейской.

— Почему сотрудничество с «Пусаном» будет закончено?

— Тренер очень хорошо отзывается обо мне, ему нравится моя работа. Но из команды ушла правая полусредняя, и теперь нужна гандболистка на ее место. Как и везде, это проблемная позиция. Поэтому клуб хочет взять приезжего игрока. А корейские команды могут использовать только двух легионерок. Линейных же в «Пусане» три. Поэтому я и ухожу.

— Если суммировать впечатления, рада, что решилась на переезд?

— Да. Думаю, на данном этапе жизни это лучшее, что могло со мной случиться. Мне подлечили колено, которое давно болело. В Корее очень хорошая медицина. А еще я увидела много красивых мест, познакомилась с хорошими людьми, получила уйму положительных эмоций, выучила английский и немного корейский. Думаю, мне был необходим такой толчок. Меняется мировоззрение, ты видишь, как живут другие… Это как глоток свежего воздуха.

— Если появится возможность остаться в Южной Корее, воспользуешься ей?

— Думаю, да.

Фото: hankyung.com, личный архив Валерии Гутовой.

Автор: Сергей Мордасевич.

Популярные новости