Балканские СМИ дружно прозвали этот трансфер «бомбой».
«Звали в СКА, Брест, арабские страны, Израиль и Грецию. Выбрал «Войводину». Борис Пуховский едет играть в Сербию

Борис Пуховский — герой, пожалуй, самого неожиданного и интересного перехода в нашем мужском гандболе в это межсезонье. В 35 лет разыгрывающего занесло на Балканы — в «Войводину» из Нови-Сада. Этот клуб гегемонит в Сербии (9 чемпионских титулов подряд) и, помимо внутренних турниров, выступит нынче в Кубке ЕГФ и СЕХА-лиге. Прошлый же сезон рекордсмен по количеству матчей (205) и голов (865) в истории сборной Беларуси поделил между запорожским «Мотором» и минским СКА, куда перебрался, когда ставшую вторым домом Украину настигла беда.

— Когда в Нови-Сад?

— В пятницу поехали в Брест, там переночевали. А на следующий день уже отправились в Сербию. Хотелось разложить дорогу. Решили все-таки ехать на машине. Всей бригадой — с женой, детьми.

— До этого вы ведь побывали в Сербии на подписании контракта?

— Да, летал, чтобы все увидеть воочию. В таких серьезных делах надо приезжать и решать вопросы вместе. Единственная проблема — добраться туда. А все остальное — ерунда. Потому что ехал в Сербию я дольше, чем там был, — два дня. Прилетел ночью, оформили документацию, обговорили все, посмотрели, сделали фото… Процедура стандартная. Приняли меня хорошо. Все понравилось. Мне идут навстречу во многих вопросах. Понимают, что я не один, с семьей. В клубе хотят сделать все максимально хорошо, чтобы нам было комфортно. Респект, ребята молодцы.

— Сколько вариантов продолжения карьеры было у вас этим летом?

— Как-то так получалось, что варианты, которые меня сразу заинтересовывали, потом срывались. Или менялись условия. Я такого не люблю. Конкретика в этом деле для меня приоритет. Вариантов было не очень много. И у меня возникали вопросы. «Войводина» оказалась настойчивее других.

Тем более языки похожи. Было бы желание выучить, а оно есть. Плюс нам обещали помочь с адаптацией. Из-за этого и едем в Нови-Сад. Детям даже попробуют найти русскоязычную школу.

— Из каких еще стран поступали предложения?

— Были неплохие арабские варианты. Сейчас вот еще наши ребята поехали кто в Израиль, кто в Грецию. Оттуда тоже звонили. Но что-то у нас не складывалось. Если честно, я рассчитывал уже остаться дома. Были договоренности со СКА. Но судьба повернулась так, что я еще поиграю за границей. Наверное, это не последние годы карьеры, когда приезжаешь домой и заканчиваешь.

— Почему не захотели остаться в Минске?

— Здесь несколько факторов. Мы все взвесили. Даже банально — финансовая составляющая. Никогда не говорил, что хочу больше денег. Всегда понимал, почему и для чего я в СКА. Но клуб не смог справиться с этим. Он и так помог мне, за что я в очередной раз благодарен. Подумал: почему бы еще не поиграть за рубежом? Тем более в Сербии очень хотели, чтобы я приехал.

— В новом сезоне украинский «Мотор» будет играть во второй немецкой бундеслиге и в Европейской лиге. Контракт с клубом у вас был рассчитан еще на год. Почему решили не возвращаться?

— Это не мое решение. Сами понимаете, время для клуба тяжелое. «Мотор» сразу обозначил, что отправляет легионеров домой. Плюс люди говорили, что боятся оставаться. Мол, неизвестно, что будет завтра. Запорожцы молодцы, сохранили клуб. Это дорогого стоит. Там много и хорошо поработали. Вопрос, буду я или не буду, не стоял. Ситуация выглядела однозначно: если команда не базируется в Запорожье, как раньше, то я не участник этого проекта.

— Ехать в Германию вы не захотели?

— Не то что не захотел… Мне изначально сказали: мы расторгаем контракт. Вернее — приостанавливаем. На протяжении еще нескольких недель общался с клубом. Все было понятно сразу. Там признавались: мы не можем говорить о завтрашнем дне. А спустя время узнал через третье лицо, что у «Мотора» теперь другой вектор. Звонить уже не было смысла. Никаких претензий с моей стороны нет. Я уже тоже думал о будущем, искал другие варианты.

— Ставка сейчас будет делаться на украинцев?

— Да-да-да. Будет молодая команда. В Украине и сборная сейчас такая. Для национальной команды, думаю, это хорошо.

— На протяжении карьеры вас не раз звали в Брест. Сейчас предложение было?

— Было. Но такое скомканное. Мы не нашли консенсуса, и на этом все.

— Вариант с «Войводиной» нашел агент?

— Да. Мне очень понравилась его работа. Он все сделал грамотно. Можно сказать, не оставил нам выбора. Конкретное предложение — конкретный ответ.

Менять клуб и привычный образ жизни в 35 лет — это тяжело?

— Да. Хотелось быть дома. Здесь родители, нет языкового барьера… К сожалению, не получилось. Может, в следующий раз.

— Контракт у вас всего на год. Решили присмотреться? Или уже готовитесь к завершению карьеры?

— Завершать буду, когда закончится здоровье. Ну, или пропадет желание. Мне кажется, это «Войводина» немного перестраховывается. Клуб хочет посмотреть, насколько большой вклад я внесу в 35 лет.

Каково будет окунуться в Кубок ЕГФ после Лиги чемпионов?

— А мне все равно. Последнее время мной движут только мотивация, азарт. Еще есть желание показать себя, помучить организм. А это главное для спортсмена. Город неплохой, солнечный. Думаю, можно еще попылить.

— Кубок ЕГФ, СЕХА-лига, чемпионат Сербии — задачи «Войводины» на новый сезон уже обозначены?

— Везде выигрывать — какие могут быть задачи? «Войводина» сейчас делает шаг вперед, хочет развиваться еще больше и серьезнее. Возможность есть.

Как бы вы охарактеризовали предыдущий период в карьере — концовку сезона в составе СКА?

— Все классно. Молодые ребята меня мотивировали, питали своей энергией. Единственное, очень хотелось бы переиграть золотой матч с Брестом в чемпионате. Тем более нам не удалось встретиться с мешковцами в Кубке. Очень жаль. Эти игры давали мотивацию и азарт — все то, о чем я говорил. Мы только про них и думали.

— Почему не удался чемпионский матч — и команде, и персонально вам?

— Думаю, слишком сильно хотели. Что касается меня, то должна играть команда, и тогда все сложится. А одному гандболисту тяжело что-то сделать. Мы долго наигрывали командные действия, но где-то не получилось. Все проблемы в голове. Вообще ведь мы хорошо играли. Показали это и в Кубке. Но один матч не удался. Может, давили груз ответственности, груз понимания, что СКА очень близок к чемпионству. Много факторов. Пускай разбираются тренеры — им полезнее. А я, грубо говоря, буду справляться уже с тараканами в своей голове.

— Во время последней атаки брестчан СКА фактически ушел с площадки в знак протеста против судейства. Спустя время не кажется, что погорячились? Даже несмотря на некоторые вопросы, возникло стойкое ощущение, что команда проиграла не из-за арбитража…

— Я никогда не говорил, что мы проиграли из-за судейства. Даже если арбитры и ошибались, то не специально. Очень надеюсь, что в Беларуси нельзя заинтересовать судью. Мы за честный гандбол. А вообще игроки до конца должны слушать тренера. Была конкретная команда. Поэтому все за одного. Если бы кто-то ушел, а кто-то остался, это выглядело бы глупо. Просто было много эмоций. Из-за этого все сложилось не очень хорошо.

— Поддерживаете контакт с друзьями, которые остались в Запорожье?

— Стараюсь. Они все адекватные люди и хотят, чтобы это побыстрее закончилось. С тех пор, как я там был, ничего не поменялось. Ракеты, сирены… Все очень надоело и давит на психику.

— Все ли вещи удалось забрать, когда покидали страну?

— Много чего осталось. То, что нельзя передать. Ждем лучшего времени.

— Переживаете за Запорожье как за родной город?

— Конечно. Как любому нормальному человеку, мне жалко обычных людей, которые ни в чем не виноваты. Думаешь, что если все разрушится, то как долго потом будет отстраиваться… Мне тоже хочется, чтобы это побыстрее закончилось.

— Если бы не происходящее, карьеру завершили бы в «Моторе»?

— Может быть. Но, скорее всего, отыграл бы контракт и нашел что-то еще. Хотя все зависело бы от предложения. Если бы оно было хорошим, то, наверное, задержался бы. Но мы не рассчитывали оставаться там на всю жизнь. Идеально было бы закончить карьеру в Минске.

— Что ждет белорусский гандбол в условиях международного бана?

— Я вообще считаю, что это все неправильно. Когда мы никому не нужны, то спорт вне политики. А когда этим можно как-то попрекнуть или наказать, то оказывается, что правило уже не действует. Спортсмены отдают себя днем и ночью, тратят время на сборы и соревнования, теряют детство, не видят семью… И жаль, что они не могут идти к мечте из-за военных действий и санкций, что им не дают даже шанса.

— У сборной Беларуси сейчас нет официальных матчей, да и вы в последнее время туда не вызываетесь. Как думаете, уже провели свою заключительную игру за национальную команду?

— Ха, надеюсь, нет.

Топ-10 лучших белорусских гандболистов XXI века

Фото: пресс-службы СКА, СЕХА-лиги, «Голас часу».

Автор: Сергей Мордасевич.

Популярные новости